Честь-Хвала

Скидки здесь на хостинг и услуги vds.

Былина первая, о том, как русские богатыри победили в Царьграде татарских богатырей и привезли в Киев Идола Скоропеевича.

Вот имена главных богатырей на Заставе богатырской: атаман у них — древний богатырь библейский Самсон Самойлович, богатырь честный да праведный — старый казак Илья Муромец, богатырь вежливый да учёный — Добрыня Никитич, богатырь хитрый да вспыльчивый — Алёша Попович.
А другие богатыри киевские: Михайло Потык сын Иванович, да Хотен Блудович, да Иван Годинович, да молодой Михайло Данилович, да пьяница Василий Игнатьевич.
Кроме тех — богатыри заезжие: галичский богатырь Дюк Степанович, да черниговский богатырь Ставр Годинович, да залесский богатырь Михайло Петрович Казарин.
Да были ещё с ними богатырши, поляницы удалые, дочери Микулы Селяниновича: добрынина жена Настасья Микулична, да ставрова жена Василиса Микулична.
Всего двенадцать сильных могучих богатырей и две поляницы удалые.
Жили богатыри на Заставе, горя не знали, ни один татарин на Русь и сунуться не смел. Решили богатыри съездить в стольный Киев-град, проведать князя Владимира с княгинею. Приехали они в Киев, заезжали на княжий двор, сходили с добрых коней, шли в палаты белокаменные. Святым образам они молились, на все стороны кланялись, всем князьям да боярам, князю с княгиней в особинку. Говорил им тут Владимир таковы слова:
— Ай же вы, сильные могучие богатыри! Вы бы лучше из Киева не отлучались, в чисто поле бы не разъезжались. Сторожили бы вы лучше мою княжескую вотчину, весь стольный Киев-град.
Показалось таково слово богатырям за досаду великую, говорят они князю Владимиру:
— Ай же ты, Владимир-князь! Не сторожа мы городу Киеву, не сторожа твоей вотчине.
Говорил им тогда Владимир таково слово:
— Ай же вы, богатыри гордые! Шлёт мне ярлыки царь Константин Царьградский: захватили его татары, полонили всю землю царьградскую, главный у них теперь татарин Идол Скоропеевич, а царь Константин ему прислуживает. Собираются тридцать татарских богатырей на Киев идти, да весь Киев сгубить. Вы остались бы нынче в Киеве, защитили бы от татар князя с княгинею.
Отвечали Владимиру богатыри:
— Ай же ты, неразумный Владимир-князь! Не честь-хвала богатырская взаперти сидеть, да за стенами городскими прятаться. Поедем мы в чисто поле, про татар прямые вести проведаем, пересчитаем силу татарскую.
Выходили богатыри на широкий двор, садились на добрых коней, ехали по широкой улице. Выехали из Киева на широко раздольице, направились богатыри в сторону царьградскую. Едут двенадцать богатырей чистым полем, путём-дорожкой, а навстречу им двенадцать калик перехожих. Спрашивает их Добрыня Никитич:
— Ай же вы калики перехожие, святые странники! Вы откуда идёте, куда путь держите? Как вас звать-величать?
Отвечает им атаман каличий:
— Ай же вы, сильные могучие богатыри! Зовут меня атаман Никита Романович, родом я Карачаевец! Идём мы из Царьграда, несём мы в Киев вести прямые: стоят в Царьграде тридцать богатырей татарских и атаман их Идол Скоропеевич, а царь Константин им прислуживает. Хотят те богатыри на Русь идти, хотят Киев разорить, князя с княгиней полонить.
Говорит тут Илья Муромец:
— Ай же вы, братья крестовые, могучие русские богатыри! Не сходить ли нам до Царьграда златоглавого, не посчитать ли силу татарскую, не померяться ли удалью с богатырями татарскими, не освободить ли царя христианского?
Решили богатыри ехать в Царьград, да не хотели они татарам открываться раньше времени. Поменялись платьем с каликами перехожими: дали им своё платье нарядное, а себе взяли их платье дорожное. Оставили богатыри коней своих да все доспехи богатырские в Понизовье на Смугре-реке, а взяли с собой только по палице булатной, да спрятали те палицы под одежду каличью.
А между собой богатыри решили, чтоб всё в Царьграде выведывать, а с татарами не спорить, терпеть насмешки басурманские.
Как пришли богатыри в Царьград, заходили на царёв двор, становились в круг, стали просить милостыню громким голосом. Услыхал то царь Константин, говорит Идолу Скоропеевичу:
— Вели позвать калик в палаты белокаменные. По речам слыхать, они из земли Русской, проведаем у них о вестях из Киева.
Позвал Идол калик в палаты белокаменные, стал их выспрашивать:
— Вы скажите, калики, какой земли вы, какого племени?
Отвечали ему богатыри:
— Мы калики земли Русской, из славного города Киева, от ласкового князя Владимира.
Спрашивает их Идол Скоропеевич:
— Расскажите-ка, калики земли Русской, про киевских богатырей.
Отвечает Илья Муромец:
— В Киеве-то двенадцать сильных могучих богатырей, да две поляницы удалые.
Спрашивает его Идол-богатырь:
— А каков из себя старый казак Илья Муромец? Какого росту он, да как выглядит?
Отвечает ему Илья Муромец:
— А ты смотри, татарин, на меня. Такого же росту и Илья Муромец.
Говорит тут Идол своим богатырям татарским:
— Поедем-ка в землю Русскую, узнаем богатырей мы Киевских. Привезём в Царьград князя Владимира с княгинею, всех богатырей киевских под меч склоним. Учиним в Киеве сечу великую, покатим злато-серебро из Киева телегами.
Не сдержался тут Алёша Попович, говорит Идолу таковы слова:
— Коли вы, богатыри, в Киев поедете, узнаете вы дороги, по которым из Киева бежать. А если застанете там русских богатырей, полетят ваши головы татарские.
Идол Скоропеевич на те слова нахмурился. Говорит ему Добрыня Никитич:
— Не слушай его, татарин. Вашего мёду парень опился.
А Алёше говорит Добрыня:
— Приуйми ты сердце богатырское, нельзя нам тебя ни пожурить, ни уговорить.
Отвечает Алёша:
— Как же мне смолчать, как приунять сердце богатырское? Наших богатырей он ни во что не ставит, хулит он славный Киев-град да князя с княгинею.
Идол те слова услышал, на те слова обиделся. Говорит ему Добрыня:
— Не слушай его, татарин. Из ума молодец вылетел.
Говорит тут Идол Скоропеевич:
— Расскажите-ка, вы, калики, про коней богатырских киевских. Посмотрите на царьградских удалых коней. Эй, Константин, вели-ка показать коней твоих царских.
Царь велел вывести своих коней царских. Посмотрели богатыри из окошка резного, говорили таковы слова:
— У нас и простые лошади получше этих кляч, а на богатырских коней и смотреть страшно.
Велел тогда Идол вывести коней татарских богатырских. Увидели русские богатыри: сильны кони татарские не на шутку. Говорит Илья Муромец:
— Сверху не можем усмотреть коней мы богатырских. Пойдём на широкий двор, сметим коней татарских, да про коней киевских вам расскажем.
Пошли русские богатыри на широкий двор, а Илья Муромец говорит им тихонечко:
— Теперь, братья, время нам пришло. Отнимайте вы татарских коней, бейте татар без милости, садитесь на коней без сёдел, да скачите на Смугру-реку.
Вышли богатыри на широкий двор, стали на коней татарских посматривать. То не птички в дубраве засвистали, то свистнули-гаркнули русские богатыри, свистнули палицы у Ильи Муромца с товарищами — полетели с плеч головы татарские. Отняли богатыри себе по коню, вскочили без седла, да поскакали из Царьграда к Смугре-реке.
Как приезжали они к Смугре-реке, надевали доспехи богатырские, брали копья долгомерные, да мечи тяжёлые, брали сабли острые, поскакали назад к Царьграду. Скачут им навстречу тридцать богатырей татарских, впереди главный татарин Идол Скоропеевич.
Свистнули, крикнули богатыри посвистом богатырским. От того свисту да от крику лес расступается, трава расстилается, добрые кони на колени падают, худые кони мертвы лежат. Говорит тут татарин Идол Скоропеевич:
— Ай же, богатыри татарские! Сердце моё приужахнулось, голова кругом идёт, очи белого света не видят. Тут нам и конец пришёл, быть нам побитым богатырями русскими. Повстречали мы старого казака Илью Муромца.
Напустился тут Илья Муромец с товарищами на татар, ударился в копьё с Идолом, расколол доспехи татарские. Пошла тут сеча жаркая между русскими и татарскими богатырями. Побили русские богатыри татар, а Идола живьём взяли. Привезли в Царьград к Константину, да говорят таковы слова:
— Ай же ты, царь Константин Боголюбский! Ай же царица Елена Александровна! Побили мы тридцать богатырей татарских, а Идола поганого живьём взяли. Повезём мы Идола в славный Киев-град, покажем Владимиру Красно Солнышко.
Говорила тут царица Елена Александровна:
— Ай же вы, богатыри святорусские! Вы оставьте нам Идола Скоропеевича. То ведь не большая сила татарская у нас стоит, а малая. Как прознают татары в Золотой Орде, что конец пришёл Идолу, пришлют они к нам силу великую, разорят христианский Царьград, уведут царя с царицей в Золотую Орду.
Отвечает ей Илья Муромец:
— Ай же ты, царица Елена Александровна! Потому мы Идола живьём взяли, что ездим мы без княжеского ведома, по своему богатырскому почину. Коли велишь нам вернуть Идола в Царьград, вернём его тебе целёхонького. Даем тебе в том честное богатырское слово. Да только сперва свозим его в славный Киев-град, покажем князю Владимиру да всему народу киевскому
Поехали русские богатыри в Киев, повезли с собой поганого Идола Скоропеевича. Как увидел Владимир Идола полонённого, велел он для богатырей завести почестной пир. Сажал он сильных могучих богатырей на места главные, кормил-поил, скоморохами веселил. Сулил князь наградить богатырей золотой казной, да конями добрыми, пожаловать хотел городами с пригородками да сёлами с присёлками. Отвечал Илья Муромец за всех богатырей:
— Ай же ты, Владимир Красно Солнышко! Золотая казна наша — меч-кладенец да кольчуга крепкая, имение— добрый конь богатырский, а что до городов с пригородками — вся святая Русь за нами стоит.
Поехали богатыри из Киева на Заставу к себе, а Идола несчастного в Царьград отпустили, как и обещали царице Елене. На том былина и кончилась.
 
 
ЧИТАТЬ ОРИГИНАЛ БЫЛИНЫ "ИЛЬЯ МУРОМЕЦ И ИДОЛИЩЕ В ЦАРЕ-ГРАДЕ"

Облачко

Опрос

Какой раздел нашего сайта наиболее полезен для вас?
Былины
77%
Честь-Хвала
2%
Персонажи
5%
Детям
11%
Библиотека
6%
Всего голосов: 3882
.