Честь-Хвала

Былина шестая, о том, как Илья испытывал молодого Добрыню Никитича.

И пошла о Добрыне слава немалая,
По всем городам, по окраинам,
Да по тем ордам, по татаровям,
Доходила его славушка до города Мурома,
До старого казака Ильи Муромца.

Стал тогда Илья собиратися,
Проверить ту славу великую,
Посмотреть на борца небывалого.

Он седлал-уздал коня своего доброго,
Да накладывал на него уздечку тесьмяную,
Да намётывал сёдлышко черкасское,
Да затягивал двенадцать подпружинок,
Да застёгивал шпенёчки красна золота,
На двенадцати серебряных пряжечках.

Только видели Илью собираючись,
Да не видели его поездочки,
А в поле только пыль закурилася.

Ехал Илья через поле чистое,
Ехал он через леса тёмные,
Ехал через грязи-болота чёрные,
Приехал к Рязани-городу.

Скакнул богатырь через стену городовую,
Говорил себе таковы слова:
— Доселева Рязань слободой слыла,
А нынче Рязань слывёт городом.

Увидал Илья малых ребятушек,
Говорил им:
— Где живёт Добрынюшка?

Довели Илью до добрынина широка двора,
Закричал Илья зычным голосом,
Да во всю богатырскую головушку:
— Есть ли дома Добрынюшка Никитич сын?

А добрынин-то двор неширокий был,
Подворье его было необширное,
Мать сыра земля тут зашаталася,
Добрынина избушка сотрясалася,
Ставенки в окошках помитусились,
Стёклушки в окошках пошорбалися.

Услыхала то Омельфа Тимофеевна,
Отпирала она окошечко светлое,
Говорила Илье потихонечку:
— Уж ты здравствуй, государь Илья Муромец!
Добро пожаловать ко мне хлеба-соли есть,
Хлеба-соли есть, да вина-мёда пить.

Отвечал ей на то Илья Муромец:
— Отчего ты меня, вдова, зовёшь именем?
Откуда меня знаешь по отчеству?

Говорила ему Омельфа Тимофеевна:
— И знать-то сокола по вылету,
А богатыря знать по выезду.

Немного с ней Илья разговаривал,
Своего добра коня поворачивал,
Говорила ему тогда вдова Омельфа Тимофеевна:
— Уж ты государь Илья Муромец!
Уж не будь ты вспыльчив, будь милостив,
Как наедешь в чистом поле на Добрынюшку,
Не сруби-тко ты Добрыне головушки.
Добрыня у меня молодёшенький,
В речах у меня Добрыня зашибчивый,
В делах у меня Добрыня неуступчивый.

Поехал Илья Муромец в чисто поле,
Выехал на холмы окатистые, на круты горочки,
Увидел: ездит по полю удалой добрый молодец,
Потешается потехами молодецкими.
Мечет молодец боевую палицу,
В белы ручки её прихватывает,
Да той палице приговаривает:
— Уж ты, палица моя боёвая!
Нету мне теперь поединщика,
Нету русского могучего богатыря.
Говорил ему Илья Муромец:
— Уж тебе полно, молодец, ездить-тешиться,
Небывалыми словами тебе похвалятися.
Уж мы съедемся с тобой в поле, поборемся,
Поглядим, кому будет в поле помощь Божия.

Услыхал то Добрыня Никитинец,
Ото сна будто Добрыня пробуждается
Поворачивает коня своего доброго.

Как съезжались богатыри в чистом поле,
Как ударились они палицами боёвыми,
А друг дружку сами не ранили,
Да не тронули сердца резвого.

Как съезжались богатыри во второй раз,
Как ударились они мечами булатными,
А друг дружку не ранили,
Да не тронули сердца резвого,
Только мечи у них поломалися,
Полетели они через гривы лошадиные
Да на сыру землю.

Схватились тут богатыри главным боем,
Главным боем — рукопашным.
Бились-водились они первый час,
Бились-водились второй час,
Да уж бились-водились и третий час.

Тут по милости Божией, по счастью добрыниному,
У Ильи подвернулась права ноженька,
Ослабла у Ильи лева рученька,
Пал тут Илья на сыру землю,
И сел ему Добрыня на белу грудь.

Говорил ему Добрыня таковы слова:
— Уж ты гой еси, удалой добрый молодец!
Коего города, какой земли?
Какого отца сын, какой матери?
Как величают тебя по имени-отчеству?

Отвечал ему Илья Муромец с сырой земли:
— Кабы сидел я на твоей белой груди,
Не спросил бы я тебя ни родины, ни отчины,
А вспорол бы твою грудь белую,
Добрался бы до твоего ретива сердца.

Спрашивал тогда его Добрынюшка во второй раз,
Отвечал ему Илья той же речью.
А и спрашивал Добрыня в третий раз,
На третий раз говорил ему Илья Муромец:
— Старый казак я Илья Муромец,
Из города Мурома, из села Карачарова.

Соскочил тут Добрыня с его белой груди,
Брал Илью за руки белые,
Целовал его в уста сахарные,
Говорил таковы слова:
— Ты прости меня, Илья, в таковой вине,
Что сидел на твоей белой груди!

Тут Добрыня с Ильёй побраталися,
Крестами Божими тут они обменялися,
Стал у них Илья большой брат,
А Добрыня стал меньшой брат.

Вскочили они на добрых коней,
Поехали братцы названые в Рязань-город,
К родной добрыниной матушке,
Честной вдове Омельфе Тимофеевне.

Приехали братцы названые из чиста поля,
Встречает их Омельфа Тимофеевна,
Сажает за столы дубовые, за скатерти браные,
Илья с Добрыней едят-пьют, прохлаждаются.

Говорит тут Илья добрыниной матушке:
— Уж ты гой еси, Омельфа Тимофеевна!
Отпусти-ка ты Добрынюшку Никитича,
Отпусти его со мной в красный Киев-град.

Отпустила Добрыню добра матушка,
Да поехали Илья с Добрыней в красный Киев-град,
К пресветлому князю Владимиру,
Да взяли с собой добрынину матушку,
Честную вдову Омельфу Тимофеевну.

* * *

 И вот, зажили Илья с Добрыней в Киеве, на службе у князя Владимира. Ездят они по чисту полю, врагов высматривают, землю Русскую от беды охраняют.
 

ЧИТАТЬ ОРИГИНАЛ БЫЛИНЫ "ПОЕДИНОК ИЛЬИ МУРОМЦА И ДОБРЫНИ НИКИТИЧА"


Облачко

Опрос

Какой раздел нашего сайта наиболее полезен для вас?
Былины
77%
Честь-Хвала
2%
Персонажи
5%
Детям
11%
Библиотека
6%
Всего голосов: 3717
.