Честь-Хвала

Былина третья, о трёх поездках Ильи Муромца.

Ездил старый казак Илья Муромец по Руси великой, да наехал на чудо чудное. Лежит на дороге бел горюч камешек, Алатырь называется, а на камне том три надписи. Написаны в тех надписях таковы слова:
«Налево поедешь — богатым будешь,
Прямо поедешь — женатым будешь,
Направо поедешь — убитым будешь»
Стал Илья думать думу крепкую:
— На что мне, старому, богатым быть? Своего богатства у меня никогда не было, а чужое мне на старости лет не надобно. Да на что мне, старому, женатым быть? Молодую взять — чужая корысть, а старую я и сам не возьму. Поеду туда, где убитым быть.
Поехал Илья Муромец направо. Доехал Илья до леса тёмного, выскочили на него из тёмного леса сорок разбойников. Говорил им Илья, приговаривал:
— Ай же вы, страннички-разбойнички! Вам убить-то меня, старика, славы нет, а отнять у меня нечего — вам и корысти нет. Всего-то у меня денег в карманах семь тысячей, да тесьмяная узда на коне в одну тысячу, да седло кованое в десять тысячей. А коню своему я и цены не знаю: в гриве у него скатен жемчуг, а промеж ушей горят камни самоцветные, не для красы-басы, а ради тёмной ночки осенней, чтоб видеть куда идёт мой добрый конь.
Отвечали ему на то разбойники:
— Ах ты, старая собака, насмехаешься! Что с тобой долго разговаривать!
Да набросились на Илью Муромца.
Соскочил тут Илья с добра коня, снял шапку с буйной головы, стал он шапкой своей помахивать. Куда махнёт — там улица, назад отмахнёт — переулочек, разметал он все сорок разбойников.
Поехал Илья назал к Алатырь-камешку, стирал он надпись старую, писал надпись новую:
«Ездил направо Илья Муромец, а убит не бывал».
Поехал Илья дорожкой прямою, где женатым быть. Долго ли, коротко ли, видит: стоит посреди чиста поля широкий двор, на том дворе высокий терем — палаты белокаменные, в те палаты ведёт резное крыльцо узорчатое. На том крыльце стоит красна девица, коса русая до пояса, говорит Илье таковы слова:
— Ай же ты, удалой добрый молодец! Ты пожалуй ко мне во высокий терем, напою-накормлю тебя хлебом-солью.
Сходил Илья с добра коня, оставлял он коня непривязанного, поднимался на крыльцо узорчатое, заходил с красной девицей в высокий терем. Садились они за столы дубовые, ели-пили весь долгий день до вечера.
Под вечер выходит душечка красна девица из-за стола, говорит старому казаку Илье Муромцу:
— Ай же ты, удалой добрый молодец! Не пойдешь ли ты в спаленку тёплую, на кровать тесовую, на перину пуховую — спать-почивать после дальней дороженьки.
Повела девица Илью Муромца в спальню тёплую, подвела к кровати тесовой, говорит:
— Ты ложись, добрый молодец, к стеночке, а я-то лягу с краешку.
Отвечает ей Илья Муромец:
— Нет, ложись-ка ты, краса-девица к стеночке, а мне, старику, с краешку удобней спать.
Схватил он девицу да кинул на перину мягкую. А кровать та оказалась подложная, провалилась она в погреба глубокие, а с нею и обманщица красна девица.
Выбегал тут Илья на улицу, нашел двери того погреба: колодьем-то они завалены, песками-то они засыпаны. Илья колодья ногами распихивал, пески руками распорхивал, пинал он двери кованые, вышибал из крюков, из замков булатных, выпускал на Божий свет сорок царей да царевичей, сорок королей-королевичей, сорок сильных могучих богатырей. А той обманщице красной девице рубил с плеч буйну голову.
Садился тут Илья Муромец на добра коня, возвращался к Алатырь-камешку, стирал надпись старую, писал надпись новую:
«Ездил прямо Илья Муромец, а женат не бывал».
Поехал тогда Илья по последней дороженьке — где богатым быть. Долго ли, коротко — наехал на три погреба глубокие. Пошёл Илья в те погреба, видит — в них злата да серебра, да белого скатного жемчуга несметные сокровища. Раздарил Илья красно золото нищей братии, чисто серебро раздал каликам да богомольцам, на круглый скатный жемчуг понастроил церквей да монастырей, а себе ничего не оставил.
Вернулся он к Алатырь-камню, стирал надпись старую, писал надпись новую:
«Ездил налево Илья Муромец, а богат не бывал».
На том поездки Ильи Муромца и закончились.

* * *

Ну, тут, что тебе сказать, Алексей, — крепко Илья призадумался. Силу богатырскую он, вишь, от странничков получил. Владимиру-князю поклонился, да не сложились у них отношения, значит. По земле Русской поездил Илья, других посмотрел, себя показал. Говорят, и в заморских странах бывал: в земле Тальянской, да в Литовской.  Да, вишь, порядка-то так и не нашел.
Решил тогда Илья найти Святогора, который к порядку богами-то был приставлен. Проведать у него, как, мол, ему, богатырю святорусскому, быть дальше. Решил спросить совета, значит, у старшего товарища.
 
 
ЧИТАТЬ ОРИГИНАЛ БЫЛИНЫ "ТРИ ПОЕЗДКИ ИЛЬИ МУРОМЦА"


Облачко

Опрос

Какой раздел нашего сайта наиболее полезен для вас?
Былины
77%
Честь-Хвала
2%
Персонажи
5%
Детям
11%
Библиотека
6%
Всего голосов: 3977